Сергей Давыдов

Фактическая история Таро – как нам к ней относится?

Публикация в «Астрологе» №5 (100) моего перевода «Сводки фактов по истории Таро», составленной группой уважаемых американских тарологов (ее английский текст взят с интернет-сайта ), вызвала некоторую полемику на состоявшейся в июне 2001 года конференции «Возвращение Оракула» в Высшей школе астрологии. В связи с этим хотелось бы высказать свое мнение по вопросу, вынесенному в заголовок этой статьи.

Работа с Таро предполагает глубокое интуитивное постижение смысла его образной символики и стимулирует связь души человека с пластами психологической реальности, выходящими за рамки индивидуального сознания. Поэтому некоторые считают, что исторический подход к такому явлению как Таро, способен лишь нарушить тонкую гармонию взаимодействия символов Таро и душевных сил человека. Эта гармония, считают они, опирается в частности на легендарные и мифологические представления о Таро, буквальная вера в которые дает человеку уверенность в причастности к глубоко укорененной в древности великой посвятительной традиции и обеспечивает поддержку высших сил, с этой традицией связываемых.

Однако, живя в современном мире, мы, люди, глубоко заинтересованные той формой видения человека и его места в космосе, которое предоставляет нам Таро, астрология, а также восточные религиозно-философские учения, сталкиваемся с проблемой соотнесения того знания, которое дает т.н. «символическое мышление» с теми знаниями, которые дает научный тип мышления, в частности знаниями культурно-историческими. Следует ли противопоставлять объективно-научному, подтвержденному фактическими свидетельствами знанию о происхождении и развитии карт Таро некую «эзотерическую историю Таро» или, может быть, надо искать возможности использования исторической информации для развития и углубления нашего понимания символизма карт?

Эта проблема имеет две стороны – внутреннюю и внешнюю.

С внутренней, психологической точки зрения, я склонен рассматривать Таро как своеобразную форму упорядочивания внутреннего опыта человека, а не как фиксацию чисто иррациональных видений. Поэтому, мне кажется, что использование знаний об истинной истории Таро и особенно культурного контекста тех эпох и стран, когда и где были сформированы основные особенности карт, как мы их сейчас знаем, должно скорее помогать, чем препятствовать более глубокому их постижению. Следует не отворачиваться от культурного контекста, с тем, чтобы заменить его мифологизированием, а напротив, использовать все возможности для интеграции символического способа мышления, характерного для западной эзотерической традиции с информацией культурно-исторического характера, предоставляемой нам гуманитарными науками.

В этом случае наше сознание, как современных людей, будет способно обрести требуемую цельность и связность. Вспомнив слова поэта «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман», отметим что в истине, даже т.н. «низкой» есть мощная очистительная энергия, способная при ее конструктивном, а не разрушительном использовании вывести нас на более высокий уровень развития.

С внешней, социальной точки зрения я считаю полезными любые усилия, направленные на преодоление культурной изоляции в которой находятся т.н. эзотерические дисциплины. Те воззрения на историю Таро, которые с конца XVIII века успешно использовались оккультистами для обоснования значимости содержащегося в его символах глубокого знания, в наше время способны лишь дискредитировать специалистов по Таро в глазах человека, знакомого с историческими фактами. Мне кажется, что опора на реальную историческую традицию, в данном случае герметическую традицию европейского Ренессанса, к которой безусловно следует отнести происхождение Таро, явно предпочтительнее искусственного удревнения карт с помощью легенды об их древнеегипетском происхождении, не имеющей никакого фактического подтверждения.

Относительная новизна карт Таро, а в том, что касается символов младших арканов – это начало XX века, на мой взгляд совершенно не мешает удивительной глубине и точности символического выражения архетипических значений. Вневременная природа архетипов обеспечивает их присутствие в душах людей разных эпох и культур. Как показал К.Г. Юнг, современный человек не дальше от них, чем человек древности. Лишь уровень развития интуитивного видения и способность адекватно выразить его результаты определяет качество тех или иных символических систем, древних или современных.

Вернуться на главную страницу